«ЦВЕТУЩАЯ СЛОЖНОСТЬ 2.0» — ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Начиная рассуждать об экономике Новой России нельзя не поставить во главу угла вопрос о приоритете производства над экспортом сырья. В принципе, это должно быть понятно абсолютно любому здравомыслящему человеку, однако внешняя экономическая политика РФ с ослиным упрямством продолжает строиться исключительно на сырьевом экспорте. Складывается впечатление, что российские экономисты всерьез считают более выгодным продавать сырую нефть, чем произведенные из нее товары. Здесь, на самом деле, мы сталкиваемся не с какими-то ужасными антирусскими заговорами, а всего лишь с закономерным проявлением неразвитой демократии, замешенной на неофеодализме. Другими словами, государственная элита, не ощущая себя стабильной, отнюдь не заинтересована в долгосрочных проектах, направленных на экономическое процветание нации, а стремиться лишь обеспечить себя и своих отпрысков за счет подсечного земледелия. А именно подсечным земледелием и никак иначе следует называть продажу сложновосполнимых ресурсов, вместо развития перерабатывающей промышленности.

            Новой России предстоит сверхзадача — перебороть сложившийся злокачественный принцип торговли сырьем и совершить революционную модернизацию производства, составив полноценную конкуренцию ведущим мировым государствам. На самом деле это не так уж и сложно. Перед нами есть прекрасный пример Японии, которая в послевоенные годы превратилась из довольно-таки заурядной в экономическом плане страны, в процветающую империю, порожденную «японским чудом». Вложив колоссальные средства в скупку патентов по всему миру, японцы инвестировали в будущее, лишний раз доказав, что национально-ориентированное правительство способно справиться практически с любыми кризисными ситуациями. Именно нацелившись на будущее, Япония, стыдливо выпускавшая в начале XX века термосы с поддельной маркировкой «сделано в России», начиная с середины 50-х годов стала законодательницей мод в наиболее перспективных отраслях науки и экономики.

            Мне могут возразить, что для создания конкурентоспособной экономики требуются огромные внутренние инвестиции, брать которые негде. Но эта проблема может решиться двумя способами, как радикальным, так и вполне мирным. Радикальный способ, который, мне кажется, будет настолько же популярен у Русского народа, насколько непопулярен за рубежом, заключается в национализации предприятий, приватизированных в большинстве своем абсолютно незаконно в 90-х. Причем одной национализацией обойтись не удастся. Необходимо провести тщательное расследование экономических преступлений «приватизаторов» с последующей конфискацией капитала, приобретенного нелегально. Именно высвободившиеся в результате национализации средства стоит вложить в модернизацию технологий и закупку соответствующего оборудования, приобретать новейшие образцы которого необходимо до тех пор, пока Россия не будет готова выпускать аналогичное или лучшее оборудование самостоятельно. Скорее всего, этот план окажется осуществим лишь на половину, поскольку нынешние владельцы незаконно нажитых состояний, почувствовав грядущую революцию, окончательно переведут активы заграницу, где достать их без серьезных международных конфликтов не удастся.  Не стоит забывать, что Новая Россия скорее всего будет встречена в штыки мировым сообществом, так что стоит быть заранее готовыми и к санкциям, и к возможному эмбарго.

            В этом случае, как не прискорбно, придется вновь прибегнуть к подсечному земледелию, как вынужденной мере, направленной на модернизацию. Вырученные средства, как и в первом случае необходимо направить на приобретение новых технологий и оборудования, позволяющего переориентировать национальную экономику с добычи на переработку. Какой бы вариант не сработал, необходимо провозгласить лозунг новой внешней экономической политики: «Ни капли нефти и не щепки древесины заграницу!». Новая Русская монархия обязана поставить перед собой цель сохранить и приумножить свои богатства для грядущих поколений, точно так же, как поступала Российская Империя.

            Однако, справившись с задачей модернизации производства, мы отнюдь не вступим в Золотой век. Перед нами еще стоят две очень серьезные проблемы — устранение последствий капитализма, разрушающего национальную экономику и создание особой формы производственно-хозяйственных отношений, при которой трудящиеся будут поставлены в условия прямой зависимости своих доходов от эффективности труда. Наконец очень важным является и освоение производства товаров для внутреннего рынка, которые будут лучше иностранных аналогов по всем показателям. Не надо забывать, что одним из факторов крушения советской власти стал именно тотальный дефицит так называемых товаров народного потребления и полная невозможность того, что все-таки производилось, конкурировать с западными аналогами.

            С первой задачей справиться довольно-таки легко. Для начала необходимо на законодательном уровне запретить деятельность абсолютно всех бирж на территории Новой России. Их деструктивную суть я уже описывал в предыдущей части, поэтому оставлю этот тезис без аргументации. Следующим шагом к преодолению капиталистического наследства станет национализация всех банков и поглощение их единым Государственным банком, целью которого должен стать контроль за потоками финансов внутри страны, хранение денежных средств и выдача беспроцентных кредитов гражданам нашей страны. По большему счету, Государственный банк перестанет быть банком, как таковым. Он превратится в одну национальную кассу взаимопомощи. Да, он практически перестанет приносить прибыль, скорее он будет убыточным, исходя из затрат на жалование сотрудникам, эксплуатацию зданий и т. п. Тем не менее, чтобы строить Новую Россию, направленную в будущее, нам необходимо придерживаться законов Божественных, нарушая которые, мы не сможем добиться нашей сверхзадачи. Огромный же спрут государственного ростовщичества, совращающий же, при всем при том, на этот грех всю страну — что может быть ужасней? Ведь надо помнить, что сейчас каждый человек, имеющий банковский счет, является таким же ростовщиком, как и любой банк, поскольку, получая проценты по вкладу, он «дает в рост брату своему», и не просто брату, а собственно всей нации в лице государства.

            Вторая задача решается сложнее, но тоже не является дилеммой. На самом деле она была уже практически решена еще в XIV веке. Именно с тех пор известны артели, то есть сообщества людей, занятых общим производством и распределяющих прибыль между собой в зависимости от трудового участия. Такой принцип хозяйствования наиболее адекватен Русскому социализму, избавляющему трудящихся от коммунистической уравниловки с ее бесконечным количеством чиновников и от капиталистического рабства (здесь уместно вспомнить Аль Капоне, называвшего капитализм государственным рэкетом). При передаче модернизированных предприятий артелям, мы сможем обеспечить необходимый уровень частной инициативы, которая, в свою очередь обеспечит дальнейший экономический прогресс, поскольку занятые на производстве люди будут ограничены в своих доходах лишь качеством своего труда, а как известно, ничто так не мотивирует, как возможность хорошего заработка и достойной жизни. Конечно, то, что я описываю, идеал, достичь которого в одночасье не удастся. Необходимо продумать стратегию переходного периода, которая должна быть направлена в первую очередь на смену отношения к труду в обществе, а, следовательно, и на коренное изменение системы образования, как общего, так и профессионального. Впрочем, об этих проблемах надо говорить отдельно и подробно.

            В любом случае Новой России надо быть нацеленной в будущее, именно футуристический идеал сможет создать мощный импульс национальной идеи, определяющей цели и задачи Нации как стремление вперед и вверх, а не суетное ковыряние под ногами в поисках пропитания. Конечно, никакая национальная идея не может базироваться лишь на стремлении вперед, поскольку это чревато отрывом от традиционных корней и, как следствие, дрейфующим полетом в никуда. Но у нас есть прекрасный базис — православная вера и тысячелетняя история нашего государства. Именно сочетание традиции и стремления вперед может и должно обеспечить Русской нации законное место в мировой истории. А поэтому позволю себе, подобно графу Уварову, сформулировать новую парадигму — Русское Православие, Русское Самодержавие, Русский социализм.